О нас

Здравствуйте! Меня зовут Евгения Ахтомова.

Я приветствую Вас на сайте профессионального племенного питомника «ЛЕЮ».

Вся моя жизнь связана с кинологией, ветеринарией, служебным собаководством.

Я являюсь профессиональным экспертом-кинологом, отучившись еще у великого А.П. Мазовера и всю жизнь проработав в крупнейших служебных питомниках Советского Союза и России. Практическая ветеринария, генетика, племенная работа, в сочетании с дрессурой и судейством, дали мне возможность объективно оценивать собак различных пород. Меня всегда привлекали самобытные, высоко интеллектуально развитые собаки, собаки служебных пород. Занимаясь служебным собаководством, я участвовала в различных соревнованиях с различными породами собак.

В 1970-80-е — годы я занималась ротвейлерами, позднее – в основном отечественными породами. В 1980-е годы я «дала жизнь» в России широко ныне распространенной породе Среднеазиатская овчарка (САО), в течение нескольких лет изучая и завозя в центральные области России лучших собак этой породы. До сих пор моя племенная приставка «Али» — в корнях и родословных лучших представителей САО.

С конца 1990-х годов мы завезли в Россию и смогли заниматься аляскинскими маламутами. В результате тщательной племенной и спортивной работы, было создано наше собственное поголовье – поголовье МАЛАМУТОВ ЛЕЮ, превосходящее по всем показателям своих родоначальников. Мы можем точно сказать, что наши маламуты изменили жизнь многих людей, а многим просто дали новую жизнь. Мы рады, что то, что только начиналось с нас, имеет продолжение и сегодня и будет в будущем.

В 2008 — 2011 годах я перенесла множественные операции, сложную реабилитацию. В этот сложный период, в 2010 г. мы привезли из Америки новых собак — шипперке и за несколько лет сформировали поголовье ШИППЕРКЕ ЛЕЮ.

У нас всегда есть рабочие собаки, не используемые в племенной деятельности. Более четверти века у меня живут среднеазиатские овчарки. Они честно работают, охраняя и защищая дом, питомник. Но все собаки со временем стареют. Я несколько лет искала молодую замену среди азиатов, кавказцев, способных жить и на улице, и дома, а также нести службу. Я была изумлена. Из сотен красавцев и красавиц, прекрасно смотрящихся на ринге, я не нашла ни одной рабочей собаки. И вдруг мне задали вопрос: а что я думаю о комондорах? Я изредка встречала их на выставках, обычно за рубежом. Издалека — ну швабра — шваброй! В 2013 году Чемпионат Мира был в Венгрии. Что можно привезти из Венгрии? А может комондора? Я решила собрать информацию о породе и с удивлением узнала, что собака-то рабочая! С поиском и приобретением не все так просто. Я попросила своих знакомых с международными контактами поискать мне качественных собак. За день до отъезда на Чемпионат Мира раздался звонок и меня спросили: комондора — то брать будешь? В Будапеште меня ждали великолепные щенки — кобель и сука.

Кобелек был маленький, кругленький, беленький. И сразу родилось имя — Пончик. А девочка была постарше — 5 месяцев. Она была настолько милой, что сразу стала Мила. Эти имена так и прижились. Даже посторонние люди, увидев Милу, восхищаются — какая милая!

Только ленивый собачник не удивился, узнав, что я взяла комондоров. Сколько страшных историй я наслушалась: про проблемы с шерстью, про то, что вымыть проблема, что они в воде, намокнув потонут. И я из Венгрии вместе с собаками привезла огромную итальянскую специальную ванну с гидравлическим подъемником и прочими примочками. Как мы впихивали эту ванну в автобус в Будапеште — собралась целая толпа собачников со всего мира, советующих, что от нее надо открутить, чтобы она влезла. Все влезло — и ванна и вещи и собаки. Да, собаки для меня были очень необычными, так как структура шерсти действительно не похожа ни на одну из известных пород собак. Но оказалось, что для меня эти собаки проблем не представляют. После подготовки к выставкам маламутов, особенно чужих мойка и сушка комондоров в несколько раз легче. Так мы и жили. Знакомые пугали меня страшилками. А дети не знали этих страшилок, росли и не уставали радовать меня и победами на рингах, и проявлением рабочих качеств.

По мере взросления никаких особых проблем мы не наблюдали. Разве что сложно накормить. Отличный метаболизм, высокая усвояемость и экономное расходование энергии не требует большого количества корма. Даже после маламутов нам было удивительно и приходилось потрудиться, вкладывая сытым комондорам в рот вкусняшки, чтобы они порадовали судей своими округлыми боками.

Работать Милочка начала уже с полугода, четко обозначивая посторонних. При этом — прекрасное поведение на выставках, отмеченное разными судьями. Не опасны для домашних животных. Наши кошки живы и здоровы.

Конечно были и весьма своеобразные нюансы, с которыми мы не сталкивались ни с одной другой породой. В переходный период, когда наши дети подросли — им не понравилось нагибаться для входа в будки и они съели верхние доски над входом до крыши. И, играючи вгрызались в плоские вертикальные стенки. Так что пришлось нам зимой переделать под них будки, в которые они входят, не нагибаясь. А еще им не понравилась (а может наоборот — очень понравилась) вольера и они начали копать! Поверьте — комондоры еще более квалифицированные «шахтеры», чем маламуты! Пришлось заменить покрытие. И интерес к раскопкам пропал.

Несмотря на все отрицательные отзывы о комондорах, которых мы наслушались, у нас они прекрасно вписались в нашу большую семью. Мы счастливы иметь у себя таких замечательных, интеллектуально развитых самобытных собак.

Судьи отмечают высокое качество наших собак. Они, будучи в самом начале своей выставочной карьеры уже стали Юными Чемпионами России! Многие люди подходят, интересуются, удивляются и восхищаются нашими комондорами. Эти удивительные собаки действительно достойны восхищения. Мы надеемся, что со временем в России будет увеличиваться и развиваться поголовье этих прекрасных собак.

У меня уже нет комондоров. Теперь они живут у других владельцев. Я была рада иметь у себя КОМОНДОРОВ, да, вот так — с большой буквы!